Конференция Вена + 20

Вена, 27 июня 2013 г.

Уважаемые коллеги,
Дамы и господа,

Очень волнующе находиться сегодня среди стольких друзей по такому важному для меня и моего Управления поводу.

Двадцать лет назад более 7000 участников собрались на Всемирной конференции по правам человека. Многие из вас присутствовали на ней, как и я, представляя группу женщин-активисток. Все мы желали прийти к положительному итогу.

Западные страны поддерживали гражданские и политические права; Восточный блок и многие развивающиеся страны утверждали, что приоритетными являются экономические, социальные, культурные права и право на развитие. Вдобавок, большая группа государств активно доказывала, что Всеобщая декларация прав человека была продуктом именно западной культуры, и что, в действительности, права человека должны рассматриваться в контексте особенностей и традиций различных культур.

Более того, мир переживал ряд потрясений. Некоторые из них, например, падение Берлинской стены, были положительными; а некоторые были очень негативными, например, внезапная вспышка крайне разрушительных внутренних конфликтов. Это были лучшие и худшие времена, формирующие контекст Венской конференции.

Окончание Холодной войны стало подходящим моментом для того, чтобы новый мир пересмотрел свою программу в области прав человека. Но к моменту проведения Конференции ужасный вооруженный конфликт разразился в бывшей Югославии. В действительности, массовые убийства и другие зверства происходили не так далеко от конференц-залов, в которых проходила Всемирная конференция, и отсюда, где мы сейчас находимся.

ВЕНСКОЕ СОГЛАШЕНИЕ

И все же в ходе обсуждения было достигнуто согласие. Ключевым стало понятие универсальности, неделимости и взаимосвязанности всех прав человека. Как мы видим, некоторые государства сопротивлялись идее экономических и социальных прав, поскольку считали их скорее желательными, нежели присущими человеческому достоинству и свободе. Видение прав человека как взаимосвязанной и взаимозависимой совокупности прав способствовало признанию экономических и социальных прав, а также права на развитие.

Споры вокруг предполагаемых культурных особенностей прав человека разрешились благодаря в равной степени искусному и инклюзивному подходу. Конечно, все страны действительно разные, и, естественно, должно учитываться мнение каждого. Но эти культурные различия ни в коем случае не ослабляют универсальность прав человека.

Формула, с которой, в конце концов, все согласились по данному вопросу, была следующей꞉ вы выбираете свой путь, но цель у нас общая. Ваши особенности повлияют на то, как именно вы будете двигаться вперед. Но цель – человеческое достоинство и свобода посредством реализации прав человека, предусмотренные Международным биллем о правах человека, – является тем, что разделяем мы все.

Таким образом, собравшиеся делегаты преодолели значительные разногласия в таких вопросах, как универсальность, суверенность, безнаказанность, а также как дать пострадавшим возможность высказаться. Результатом стал влиятельный итоговый документ꞉ Венская декларация и Программа действий (ВДПД).

ВДПД является наиболее значимым правозащитным документом, принятым за последнюю четверть века, и одним из сильнейших правозащитных документов за последние сто лет. Этим мы обязаны доброй воле и упорной работе многих преданных и опытных профессионалов под руководством Ибрагима Фолла. Документ утвердил принцип универсальности, неделимости, взаимозависимости и взаимосвязанности прав человека и укрепил понятие универсальности, возложив на государства обязательство по поощрению и защите всех прав человека для каждого человека «независимо от политических, экономических и культурных систем»

Конференция в Вене привела к историческим переменам во многих жизненно важных сферах, среди которых права женщин; борьба с безнаказанностью; права меньшинств и мигрантов; права детей.

Большой прогресс был достигнут за последние два десятилетия благодаря пути, проложенному в Вене. Мы по праву можем праздновать принятие нескольких важных поворотных соглашений, в том числе о первом в мире постоянном Международном уголовном суде, созданию которого в значительной степени способствовала Конференция в Вене, а также о новых механизмах для поощрения и защиты прав женщин, меньшинств, трудящихся-мигрантов и их семей и других групп. Венская конференция открыла путь для создания более сильных правозащитных механизмов ООН, включая все еще продолжающееся увеличение числа Специальных процедур. До проведения Конференции все они были сосредоточены на гражданских и политических правах. На сегодняшний день 48 Специальных процедур охватывают весь спектр прав человека.

Конференция в Вене также дала значительный импульс развитию договорных органов, которые продолжают расширяться, поскольку все больше государств ратифицирует правозащитные договоры, а также развитию национальных правозащитных учреждений, которые сейчас есть в 103 странах. Из них 69 имеют статус «А».

Но мы должны признать, что по многим направлениям мы не смогли продолжить то, что было начато ВДПД. Вдохновляющее вступительное обещание Всеобщей декларации о том, что все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах, и что эти права как таковые будут соблюдаться, по-прежнему остается лишь мечтой слишком многих людей.

НЕСПОСОБНОСТЬ ЗАЩИТИТЬ

На этой неделе двадцать лет назад снайперы стреляли в детей на улицах Сараево, и эта резня в результате ужасного конфликта омрачила горизонт Европы.

Сегодня лишь немного дальше дети, женщины и мужчины Сирии плачут от боли и молят о нашей помощи. И снова мы подводим их, как это произошло в ряде других ужасных конфликтов, в том числе в Афганистане, Сомали, Руанде, Демократической Республике Конго и Ираке среди прочих стран.

Международное сообщество вновь пообещало защитить мирных жителей от кровопролития и тяжких нарушений прав человека. И даже сейчас, когда я выступаю перед вами, женщин похищают и насилуют, больницы разрушают, в беспорядочных обстрелах и намеренных массовых убийствах проливается кровь невинных людей.

Все это неприемлемо. Но по-прежнему не прекращается. Наше движение по пути, который мы проложили 20 лет назад в Вене, сопровождалось как постоянными неудачами, так и многими достижениями, которые я упоминала ранее. Некоторые обещания наполовину выполнены, например, в сфере международного правосудия, где у нас есть международный суд, на рассмотрение которого некоторые заслуживающие внимания дела передаются, а некоторые, в том числе дело по Сирии, — нет. Но двадцать лет назад у нас вообще не было международных судов со времен Нюрнбергских процессов, несмотря на существование Комиссии по международным преступлениям.

В 2005 г. на Всемирном саммите в качестве логического продолжения того, что было согласовано в Вене, было достигнуто соглашение о понятии «обязанности защищать». Но Сирия как раз является последним примером ситуации, в которой мы потерпели ужасное поражение в выполнении этой обязанности ценою пока что 93 000 жизней.

Прибывая сюда, мы не чествуем историю. Мы обсуждаем план великолепной конструкции, которая построена еще только наполовину. Важно, чтобы мы воспринимали Венскую декларацию и Программу действий как продолжающий свое существование документ, который может и должен определять наши действия и цели. Права человека по-прежнему доступны не всем или не рассматриваются как неделимые и взаимосвязанные, несмотря на наше обещание сделать их таковыми. Государства продолжают заявлять о культурной относительности. Женщины, меньшинства и мигранты по-прежнему подвергаются дискриминации и нарушениям. Право на развитие признано не всеми. Власть по-прежнему коррумпирована, а лидеры по-прежнему готовы пожертвовать людьми, чтобы удержать ее.

ПУТЬ ВПЕРЕД

Я верю, что 20-я годовщина даст нам существенную возможность вернуться в Вену, чтобы возобновить движение вперед.

Именно в Вене 20 лет назад неправительственные организации возглавили инициативу по учреждению должности Верховного комиссара ООН по правам человека. Она должна была обеспечить, чтобы независимый, авторитетный голос высказывался бы против нарушений прав человека, где бы они ни происходили; руководил бы и поддерживал работу различных органов; и использовал бы авторитет Организации Объединенных Наций для поддержания прав каждого человека.

Сегодня для меня честь занимать этот пост, и я верю, что мое Управление прошло долгий путь за первые два десятилетия своего существования. Но оно, как и многое другое, является незавершенным продуктом. Перед нами стоит большая задача – поощрение и защита прав каждого человека во всем мире, — однако при этом нам явно не хватает ресурсов для ее выполнения. Но все же я верю, что Управление заполнило основной вакуум в системе ООН и стало сильным и авторитетным защитником жертв по всему миру, голосом тех, кто не может высказаться. А также голосом, которым наделили его государства, напоминающим странам о законах и сделанных ими обещаниях, которые не были выполнены.

Другим важным достижением Венской конференции стал мощный стимул для деятельности организаций гражданского общества и других правозащитников. Они разрослись до масштабов, которые были бы невероятными на тот момент, особенно на национальном уровне. Но сегодня, в 2013 году они также сталкиваются с небывалыми трудностями, в том числе с законами, налагающими на их работу ограничения, и репрессиями, даже за то, что принимают участие в мероприятиях ООН в помещениях ООН. С одной стороны, это, возможно, показывает степень их влияния. Но это также является тревожным признаком регрессии.

Мы должны сделать все возможное, чтобы возродить дух Венской декларации и возобновить ее идеи. Мы должны вновь сосредоточиться на ее поразительной точности цели, на достижение которой мы тогда едва могли надеяться. Она вновь заявила о достоинстве и правах для каждого и показала нам, как обеспечить их. Она отразила понятия универсальности и беспристрастности в отношении правосудия. Она показала нам путь вперед, и в какой-то мере мы следовали по нему. Но, к сожалению, и к нашему стыду, мы также продолжаем слишком часто отклоняться от него.

Благодарю за внимание.