выступление Верховного комиссара ООН по правам человека г-жи Нави Пиллэй

Гаага, 8 июля 2013 г.

Пятнадцать лет назад, 17 июля 1998 г., международное сообщество собралось вместе, чтобы дать решительный отпор безнаказанности за международные преступления посредством новой системы мирового правосудия. Именно в этот день впервые в истории государства создали постоянный международный уголовный суд с широкими и потенциально универсальными полномочиями, чтобы привлекать к судебной ответственности лиц, совершивших наиболее ужасные преступления, известные международному сообществу. Празднуя сегодня этот исторический момент, позвольте мне почтить приложенные усилия, осмотреться и признать достигнутый на данный момент прогресс, а также трудности, которые ждут впереди.

Международное уголовное правосудие из идеи превратилось в реальность. Очевидно, что международное уголовное правосудие является реальностью здесь, в Гааге, в городе, который называют «мировой столицей правосудия». В Гааге находится несколько международных уголовных судов, в том числе Международные уголовные трибуналы ООН по бывшей Югославии и Руанде. Здесь также расположен Специальный трибунал по Ливану, проходят слушания Специального суда по Сьерра-Леоне, и, конечно же, здесь находится Международный уголовный суд.

Но международное уголовное правосудие также стало реальностью и во многих других частях света: например, в Сьерра-Леоне и в Ливане; на всей территории бывшей Югославии и в Руанде; в Демократической Республике Конго; в Уганде, Центральноафриканской Республике; в Кении, Кот-д’Ивуаре и Мали.

Сегодня международное уголовное правосудие действует здесь и в других регионах мира благодаря нескольким десятилетиям развития и эволюции.

Сначала, в 1940-х годах Международные военные трибуналы в Нюрнберге и Токио ввели понятие индивидуальной уголовной ответственности на международном уровне и постановили, что ни один человек не может стоять выше закона. Затем в начале 1990-х годов Совет Безопасности ООН учредил Международный уголовный трибунал по бывшей Югославии и Международный уголовный трибунал по Руанде. Эти специальные трибуналы, а также специальные суды, созданные для рассмотрения дел Сьерра-Леоне и Камбоджи, благодаря своей тщательной работе продемонстрировали, что правосудие может отправляться и на международном уровне. Эти суды сыграли главную роль в воплощении идеи постоянного международного уголовного суда.

Учрежденный Римским статутом 1998 г., Международный уголовный суд, первый постоянный международный суд, является кульминацией решительных усилий многих людей и государств по привлечению к ответственности за самые тяжкие преступления, известные человечеству꞉ военные преступления, преступления против человечности и геноцид. Международный уголовный суд является значимым достижением на нашем пути к созданию мира, где защита, предусмотренная международными правами человека и международным гуманитарным правом, доступна каждому.

Спустя 11 лет существования Международный уголовный суд заслуживает похвалы за свою работу и достижения. В частности, я хотела бы выделить три из них.

Во-первых, Международный уголовный суд проделал существенный объем работы. К настоящему времени на его рассмотрение было передано 18 дел по девяти различным ситуациям. Суд выдал 23 ордера на арест и 9 повесток в суд. Все повестки исполнялись добровольно, и было произведено пять арестов. Недавно, после пяти лет уклонения от правосудия один из преступников сдался суду добровольно.

Однако на свободе находится еще 12 подозреваемых. Таким образом, я призываю все государства и соответствующие органы приложить к этому больше усилий и обеспечить, чтобы все беглецы своевременно предстали перед судом.

В качестве второго достижения я хотела бы назвать возможность пострадавших быть услышанными в системе международного уголовного правосудия. Я приветствую тот факт, что Римский статут и практика Международного уголовного суда ставят жертв тяжких нарушений прав человека и международных преступлений в центр уголовной системы правосудия. Да, у жертв международных преступлений тоже есть права꞉ право на правосудие, на установление истины, на средства правовой защиты и на возмещение ущерба. Признание прав пострадавших должно оставаться основополагающим элементом борьбы с безнаказанностью на международном уровне.

Третьим огромным достижением Международного уголовного суда является ощутимое влияние Римского статута на национальном уровне. Чтобы реализовать Римский статут и сделать возможным сотрудничество с Международным уголовным судом, многие государства мира приняли новые законы и адаптировали свои Конституции. Более 55 государств уже приняли в этом отношении новое законодательство, и еще примерно в 40 государствах находятся на рассмотрении законопроекты. Эти конституционные и законодательные изменения показывают, что работа Международного уголовного суда имеет эффект снежного кома, создавая все более мощный импульс к искоренению безнаказанности за тяжкие нарушения прав человека и другие международные преступления.

Я надеюсь, что эти изменения, в конце концов, приведут к систематической криминализации этих преступлений во всем мире. В действительности, одной из значимых черт системы, учрежденной Римским статутом, является то, что она выделяет ответственность самих государств за отправление правосудия. Посредством принципа взаимодополняемости и побуждения к проведению судебных разбирательств на национальном уровне Международный уголовный суд может стать катализатором большей подотчетности, а также послужит дополнительной и жизненно важной инстанцией правосудия на мировом уровне в тех случаях, когда первичный уровень привлечения к ответственности на национальном уровне не срабатывает. В этом отношении я хотела бы снова призвать все государства ратифицировать Римский статут и принять законодательство с учетом его положений.

Позвольте мне сделать несколько замечаний в отношении Международного уголовного суда и Организации Объединенных Наций. В задачи ООН входит создание более безопасного, справедливого и процветающего мира. Этот мандат явно перекликается с полномочиями Международного уголовного суда. Мой конкретный мандат Верховного комиссара по правам человека включает защиту и продвижение пользования и полную реализацию всех прав каждого человека, предусмотренных в Уставе ООН и в международных правозащитных законах и договорах. Таким образом, мой мандат явно согласуется с целями международного уголовного правосудия, поскольку мы стремимся к созданию мира, где соблюдаются права жертв тяжких нарушений прав человека и других международных преступлений, а также происходит отправление правосудия.

В этом контексте мое Управление стремится усилить и упорядочить борьбу с безнаказанностью на всех уровнях, а также обеспечить соблюдение прав пострадавших.

Так УВКПЧ помогает государствам в исполнении их обязательств на основании международных договоров в области прав человека. Мы оказываем поддержку организациям гражданского общества в повышении их потенциала, чтобы заявлять о правах человека. Мы также осуществляем мониторинг и публично сообщаем о нарушениях. Стремясь предотвратить и компенсировать нарушения прав человека, посредством отделений на местах и в рамках миссий по поддержанию мира УВКПЧ также помогает государствам развивать и контролировать свои собственные долгосрочные возможности на национальном уровне по решению проблем в области прав человека и по обеспечению правосудия и подотчетности.

Среди нынешних проблем, стоящих перед международным уголовным правосудием в целом и перед Международным уголовным судом в частности, особую важность представляют собой четыре из них.

Первой проблемой является то, что международные уголовные суды зависят от государств и международных организаций в реализации своих мандатов. Мы знаем, что международные уголовные суды и трибуналы не имеют независимых полномочий в правоприменении. Следовательно, они вынуждены опираться на сотрудничество с государствами и международными организациями в ряде решающих действий: от ареста и выдачи подозреваемых и обвиняемых лиц до защиты свидетелей. Таким образом, важно, чтобы государства-участники, а также другие органы, имеющие решающее значение для надлежащего функционирования Международного уголовного суда, признали свою ответственность и обязанности. Государства-участники должны более полно и регулярно поддерживать международные уголовные суды, в особенности, Международный уголовный суд, в реализации их полномочий.

Вторая проблема состоит в неослабевающей важности для системы международного уголовного правосудия решительно бороться с сексуальными преступлениями в военное и мирное время, а также с гендерной дискриминацией, которая лежит в основе этих преступлений, с особым вниманием к преступлениям, совершаемым в отношении женщин и девочек. Слишком часто жертвы сексуальных преступлений не имеют доступа к правосудию. Я хочу воспользоваться случаем и высказать похвалу в адрес Прокурора Международного уголовного суда Фату Бенсуда за ее приверженность решению этих особых вопросов наряду с неустанным расследованием всех прочих преступлений, входящих в круг ее полномочий

.

Третьей важной проблемой является международное уголовное преследование лиц, несущих наибольшую ответственность. Со времен Нюрнбергского и Токийского трибуналов мир ожидал, что международные уголовные суды, в том числе Международный уголовный суд, сосредоточатся на лидерах и инициаторах, ответственных за международные преступления. Слишком часто эти нарушители остаются вне зоны досягаемости национальных судов. Они являются и всегда должны являться очевидным объектом повышенного внимания со стороны всех международных уголовных судов. Это внимание является решающим для Международного уголовного суда и прочих международных судов в эффективной борьбе с безнаказанностью и в оптимизации применения своих ресурсов. Судебные процессы в отношении этих лидеров, за которыми следит весь мир, могут послужить существенным сдерживающим фактором в отношении будущих злоупотреблений властью во всех странах. Кроме того, судебные процессы в отношении лидеров, ответственных за ужасные преступления, которые затронули очень большое число людей, также дают пострадавшим возможность добиться правосудия и получить компенсацию.

Четвертая проблема состоит в установлении независимости, беспристрастности и доверия, которые лежат в основе легитимности международного уголовного правосудия. Международные уголовные суды и, в частности, Международный уголовный суд ввиду его широких полномочий всегда рискуют подвергнуться избирательной критике. Таким образом, необходимо, чтобы мы оставались верны Римскому статуту и удвоили бы усилия по обеспечению того, чтобы суды не только были справедливыми, беспристрастными и независимыми, но чтобы их считали таковыми. Надежность и легитимность международных уголовных судов и трибуналов в особенности зависит от мудрости и последовательности их судебной практики. Несмотря на отсутствие полномочий по правоприменению и ограниченность ресурсов, международным уголовным судам доверяют многие простые люди во всем мире, потому что они верят в их профессионализм, надежность, справедливость, беспристрастность и независимость. Давайте же тщательно сохранять эти атрибуты.

В довершение я процитирую Нельсона Манделу꞉ «Многие вещи кажутся невыполнимыми до тех пор, пока их не сделаешь». Делать невозможное возможным – это как раз применимо к международному уголовному правосудию. Не так давно создание постоянного международного уголовного суда казалось невозможным. А теперь Суд существует и продолжает существовать, сталкиваясь в свою очередь с проблемами, которые, кажется, невозможно решить. Но, объединив наши усилия, мы сможем обеспечить, чтобы Международный уголовный суд преодолел их.

И давайте сегодня порадуемся этой годовщине как символу стремления и движения человечества в сторону правосудия. Мы несем моральное обязательство перед лицом наших детей и следующих поколений продолжать работу с целью обеспечения справедливого и мирного будущего. Мы можем и должны двигаться от культуры безнаказанности за тяжкие нарушения прав человека и другие международные преступления к культуре подотчетности и ответственности. Это возможно.

Благодарю за внимание.